?

Log in

No account? Create an account
Emigre's Trip Journal
Пока - то, что успел... :( 
9th-Sep-2009 07:51 pm


Моим друзьям и любимым с благодарностью.

 

На этой игре я, все же, во многом был персонажем игротехническим: хозяином казино, где можно было играть как на кусочек сыра, так и на воспоминания; ряд этапов жизни персонажа  были предопределены нагадала цыганка… И в то же время был доктором-психиатром, капитаном Михаилом Афанасьевичем Ребровым, цыганом.

Спасибо всем, благодаря кому он был живым человеком, а не функцией. Спасибо, что не интересовались, капитаном чего он был. Спасибо той, которая сразу и всё про меня поняла. Спасибо тем, благодаря кому он не вернулся снова добродушным патриархальным старичком в 68-м на кладбище Сен-Женевьев.

 

 

 

 

 

Далекий гром и пыль на сапогах. По боку хлопает полевая сумка, карманы штатского пиджака оттопыривают патроны и галеты, рядом – маленькая группа попутчиков: усталые офицеры, штатские.

Непроизвольное: «Подтянуть строй!».

Соленые брызги в лицо: вода? слезы? Волны или дождь?

Брышынд джяла, Мамо, – просто идет дождь.

Куда меня несёт? Колесо кибитки, колесо рулетки, вороненое колесо барабана. Сыграем? Поиграем-поживем.

Я покрутил его в ладони и кинул в море. Аккуратный цилиндрик патрона мгновенно пропал в пене от винтов.

 

 

 

 

«Я  продумал  тогда  заранее  каждое  движение,

составил точный распорядок дня с того момента, 

как  вступлю  в  город ….»

Генрих Белль. «Бильярд в половине десятого».

 

 

Шумно и бесшабашно на французской таможне. Так напоминает базар, что хочется подойти и купить кваса с бубликом и, не торопясь,  прогуляться по рядам.

Уставший и приветливо-строгий французский таможенник: Водка? Нельзя! Изымается или уничтожается!

- Соотечественники! Помогите уничтожить водку! И Вас прошу помочь, офицер!

… До второй «линии обороны» - отживших свое носков, под которыми и лежали мои заметки к рукописи и то немногое ценное, что счел нужным взять с собой – таможня не дошла. Возможно потому, что в этот момент, дыша смесью коньяка с шампанским, из противоположных дверей, опрокидывая стулья, в помещение ввалилась моя вторая удача.

Князь Гагарин, сотрудник Российской военной миссии, обнаружил полную непригодность в новых условиях паспорта Российской Империи и пришел похлопотать о нансеновском паспорте. Его французский был удручающ. Его опьянение – монументально. На этой переправе у конторки Харона-таможенника мы явно нашли друг друга.

Недели через две, выплыв чуть ближе к холодному воздуху реальности из убаюкивающих глубин своего запоя, князь поинтересовался у меня: был ли я столь благороден, чтобы пообещать иногда платить за предложенные мне для жилья комнаты в его особняке? Я его успокоил, что да.

Князь счастливо сочетал в себе взбалмошный характер русского барина и редкостный дар бескорыстной дружбы. В последнем я имел счастье не раз убедиться в последующие годы. В нем было что-то от барона дю Валлона – столь же неуместного в Париже, сколь и везде в прагматичном ХХ веке.

Итак. Я в Париже. Нам, эмигрантам, сочувствуют и даже пытаются поддержать. Красивые художницы рисуют мне в подарок коней и степь и не возражают, если я угощаю их чашечкой кофе; французы доброжелательны и равнодушны. Что до дел - все письма отправлены по адресам, прошение на открытие заведения подано. Если удовлетворят – можно направляться на поиски денег или партнеров с деньгами. Первые ходы сделаны.

Удивительно заразительна русская тоска. Целыми днями я сижу в кафе, угощая её дешевым коньяком. Периодически ко мне присоединяется Филиппов – порядочный и честный офицер. Тоска его мне близка и понятна – ни капитан Ребров, ни лейтенант Филиппов – России не враги и пред ней не виноваты. Это честная и порядочная обида: «За что?» А ещё Филиппов немногословен и никогда не жалуется на жизнь и не вспоминает потерянное... Дай Бог, он устроится в этой новой жизни.

 

Месяц с лишним меня окружало небытие, мир и покой царили в моей могиле;

земля медленно осыпалась, мягко обволакивая меня со всех сторон, а  в  мои

уши вливалось пение работниц; как хорошо бездельничать! Но скоро  я  начну

действовать, мне придется действовать, как только они вскроют мою  могилу,

как только поднимут крышку гроба; они снова  отбросят  меня  назад,  в  те

времена, когда каждый день был чем-то примечателен и когда каждый час надо

было выполнять какую-то обязанность; игра  становилась  серьезной.

Генрих Белль. «Бильярд в половине десятого».

 

Рассчитывать на знакомство по переписке с доктором Ф. не стоило – во Франции его почему-то разыскивали, как преступника. К тому же – для продолжения моей рукописи надо было обзаводиться деньгами, связями и «реквизитом». В первую очередь, конечно, деньгами - нанэ ловэ, нанэ патыв – «нет денег, нет уважения», как говорится.

Рассчитывать на появление ловэ, продолжая сидеть за стаканом и считая, на сколько таких стаканов тебе ещё хватит франков – по меньшей мере, странно.

В общем, джёв пал грэстэ на джяла – овес к коню не ходит. Но как не хочется просить помощи у  родни и «друзей», кто б знал… Очень кстати рядом за столиком познакомился с самим Путиловым.

Вот уж к кому никак не подходило определение «бывший»: Алексей Иванович вкусно курил, так же вкусно и заразительно смеялся, охотно угощал всех, присоединяющихся к собиравшейся вокруг него компании в кафе. Он, в отличие от многих эмигрантов, работал много и постоянно – не ожидая, чем закончатся дела на Родине, тут же по прибытии в Париж включился в знакомую ему деятельность. Мы с ним как-то очень быстро приятельски сошлись: то ли от общей демократичности Франции, то ли оттого, что оба не относили себя к «белой кости» и лучше многих представляли себе того «рабочего», что пришел к власти в России. Однако увлечь Путилова участием в казино мне никак не удалось. Не то, чтобы меня это удивило или огорчило – скорее, показалось шулерством Удачи, что сперва поманила, а потом оставила с носом.

Вообще, вокруг Путилова крутилось постоянно такое количество разнообразных людей со своими проектами, что оставалось только удивляться его способности всех выслушивать и отказывать, не обижая.

Время меж тем шло - и наступило время действовать.

Яв тэ састэ, таи бахтало! – Будь здоров и счастлив! – я удобно устроился у стойки, так, чтобы мой собеседник мог хорошо различить перстень у меня на пальце. Говорили мы недолго. Но, прощаясь, я уносил в одном кармане солидную пачку франков, а в другом – привычный семизарядный наган.

Что ж! Игра продолжается.

Барабан крутнулся и снова боек попал в зеро. Вот и второй патрон - неслышно лег в Сену около моста. Что ж это за хлеб я пускаю по водам?

 

Я открыл казино. Жизнь снова была веселой и быстрой. За столиком в кафе, который уже прозвали «русским», царил Путилов, щедро одаривая окружающих сигарами и жизнелюбием. В делах, по меткому mot Аверченко ещё в Стамбуле, преобладают «кофейные разговоры». Я и сам охотно поучаствовал в обсуждении пары то ли воздухоплавательных, то ли телеграфных проектов, пока не понял, что от ощущения близкой и неизбежной прибыли, которые они сулят, мои дела в гору не пойдут никак, как и у большинства участников этих обсуждений.

Тем временем наши посконные маркизы Лантенаки тоже никак не хотели угомониться. Сколько злости – и зачем, спрашивается? Зачем этим злым гаджо издавать листки, поливающие помоями нашу Россию, которые читают только они – такие же, копя бессмысленно желчь? Как говорится, «холямэ мостыр э бахт дарэл» – злого лица счастье боится. И, как врач, я тоже согласен с этой поговоркой. Однако пусть лучше злобствуют, чем едут взрывать и мстить. К тому же – раз всё равно приходится с ними общаться – пусть-ка господа-баре обеспечат куском хлеба тех, кто действительно талантлив и без кого русский язык рискует скатиться либо в новояз, либо в провинциальную мову. Так я начал слегка подрабатывать кем-то вроде «литературного агента».

Откровенно говоря, людоедски-сортирная эстетика наших Лантенаков меня смущала. В борьбе с «красным хамом» «белая кость» явно старалась переплюнуть своего противника грязностью повадок. Поэтому, передавая списки их редакционных заданий и «предложений» я попервоначалу почти смущался. Что-то в этом казалось мне непристойным – как подойти к красавице на улице с предложением работы с «желтым билетом». Однако, как ни странно, темы наши властители пера брали от «рацио» - грязные, лживые, но хорошо оплачиваемые. А затем прекрасная Тэффи над ними изгалялась так, что продолжение щедрой оплаты её статей можно было бы объяснить только тем, что у хозяев газеты в анамнезе «происхождения вида» всё-же герои Гоголя, а не Гюго…

Однако, несмотря ни на что, наша русская община маялась

Я представлял, как действительно помочь этим людям – и помочь ещё многим. Однако моя работа «воспоминания как дезадаптирующий фактор в условиях фрустрации» требовала ещё завершения.

Этот человек не спивался. Он просто уверенно и увлеченно вгонял себя в гроб. Феликс Юсупов не то чтобы не адаптировался к жизни в эмиграции – он просто исключал себя из жизни. Последовательно и не без изящества. Главное – с юмором. Мне он был симпатичен – сильный и умный человек, сохраняющий самоуважение и своеобразную порядочность. Что ж, если его воспоминания не дают ему жить – я могу их у него купить… или выиграть. В конце концов, моё казино (наверное, единственное в мире) – играет честно.

В табачном тумане кафе за соседним столиком белело кукольное личико Феликса Юсупова. Машинально щелкнув каблуками и с трудом придавая походке светскую развязность, я подошел к нему.

Не надеясь, что он помнит наше давнее и мимолетное знакомство, протянул руку и представился.

- Не желаете написать статейку для «Нового Русского Слова»? Они платят, а я, так сказать, ищу авторов…

- О чем писать? -  Феликс, похоже, догадывался, о чем пойдет разговор, но, похоже, боялся его продолжения. Что ж, если я угадал – то пусть его кошмар разлетится тысячами копеечных листков и, наконец, оставит князя, перевранный в десятках пересказов.

 - Расскажите, как Вы убивали Гришку, князь. Это, поверьте, наиболее уважаемый многими Ваш поступок. Редакция "Нового русского слова" платит 300 франков за статью строк в 25 - 30.

 Внезапно князь встрепенулся и взвился в истерике: «Подите к черту! Я не торгую личными воспоминаниями! Триста пятьдесят!»

Я несколько опешил. В этой торговле было что-то настолько хабальское, что я, тут же согласившись с запрошенной ценой, уже из хулиганства предложил князю участие в «гешефте», «Русского Слова», на который, честно говоря, охотников искать до того как-то брезговал: «Если хотите ещё заработать, вымажьте дерьмом дверь квартиры графа Игнатьева. Его тут многие не любят».

К чести Феликса, от второго предложения он отказался сразу и безоговорочно.

 

Время шло. Франция признала Советскую Россию, и на Родину потихоньку стали возвращаться многие из эмигрантов. Впрочем, круга моих знакомых это не коснулось, а мне отправляться домой было не с руки. Появление капитана Белой Армии Реброва в Советах не вызвало бы ажиотажа, но привело бы к предсказуемым последствиям для меня лично. Я очень понимал Путилова, у которого во Франции было всё – кроме возможности взглянуть на отчий дом. Что поделать!

40-летие я справлял в одиночестве. Князь пребывал в очередном запое, приглашать знакомых «тузов» - Путилова или Юсупова было совершенно невозможно в силу разницы нашего общественного положения, на время исчезающей лишь в обстановке кафе. Филиппов куда-то запропастился.

Тревожно было в начале зимы года 1930-го от Рождества Христова… Ажаны искали следы Кутепова или его похитителей. У меня наметился некоторый кризис – взял на работу девушку-эмигрантку, и совершенно не представлял, как смогу платить ей долю прибылей со своего бездоходного предприятия. К тому же – на краю души начало пробиваться чувство усталости, никому-не-нужности. Я знал, что это хорошо не кончится.

 

 

Заметки на полях 
(Deleted comment)
9th-Sep-2009 05:08 pm (UTC)
Сложно с продолжением... Я этот кусок уже дней десять как закончил. Но на работе - просто жесть. И Эрик вернулся с дачи.
(Deleted comment)
9th-Sep-2009 05:13 pm (UTC)
Рад, что тебе в тему пришлось.
9th-Sep-2009 07:10 pm (UTC)
ждем продолжения =)
9th-Sep-2009 07:36 pm (UTC)
Ждем.
10th-Sep-2009 07:15 am (UTC)
Интересно.
11th-Sep-2009 07:42 pm (UTC)
Очень интересно было это читать. Спасибо. Понимаю, как тяжело наити время, но мы будем ждать продолжения.
Удачи
Страничка открыта Sep 19th 2019, 5:12 pm GMT.