?

Log in

No account? Create an account
Emigre's Trip Journal
Ниоткуда с любовью, ч.3 
7th-Sep-2009 11:49 pm
18let
***
Ирен, моя коллега, хотя вернее сказать – сокамерник, совершенно лишена страха. А вот в моей жизни его довольно много.
Я думаю, что весь страх Ирен давным-давно забрал шайтан, а ей взамен дал что-то другое. Ирен, в принципе, против такой трактовки не возражает.
Шайтаны, о которых сейчас упоминалось, это, вероятно, хронопы, но особенные. Встречаются в Сербии. Но об этом позже.
Так вот, Ирен не боится и не раздумывает долго. Берет и в пять минут оформляет командировку в Белград. Нам обеим. «Тебе нужно». «А ты?» - «Мне просто хочется туда вернуться».
***
Мы сидим в маленькой белградской кофейне. Игрет музыка – поет Эдит. Я знаю, что это радио – наше радио. Удивительно. Я ожидаю, что вот-вот прозвучит традиционная отбивка, и я услышу свой собственный голос – в эфире…радио «Liberte»…начинаем трансляцию для жителей Белграда.
Кофе здесь хорош. Лучше парижского. Но я здесь не поэтому.
Над туркой колдует человек, которому я продала полгода войны. Который украл у меня мои полгода, как сейчас думаю я.
Кофе вкусный.
Merde.
Я вдруг понимаю, что не знаю, сколько мне лет. Но точно гораздо меньше, чем должно быть.
Человек, прикарманивший мое время, ловит мой тяжелый взгляд и…приглашает на танец.
Эдит поет о «La vie en rose».
Не танцевала тысячу лет.

«У меня к Вам дело».
«Прямо сейчас?»
Ну…нет.
Я вдруг рассказываю ему, что уже давно чувствую себя голосом, только голосом, существующим только в пространстве радио, среди проводов и антенн.
Эдит умолкает.
Мы выходим на ночную улицу.

…Как в один вечер успевает войти столько? Сербы считают время только тогда, когда что-то происходит. Я думаю, они правы. Они, вероятно, все в чем-то хронопы.
Что-то происходило. Происходило всё. Я стояла на стенах Калемегдана, смотрела на Дунай с берега-обрыва, касалась рукой камня, ждущего продолжения строительства церкви святого Саввы.
Человек – хроноп – шайтан – рассказывал обо всем, что случилось.

...Люди теряют время всегда. Тратят на пустые вещи, продают, забывают. Большинство этого совсем не замечают, и только если вспомнить и специально подсчитать, можно понять, какую малую часть своей жизни человек на самом деле живет, и как много просачивается сквозь пальцы.
Тоска по неслучившемуся – непрожитость – так называлось то, что мешало мне жить со дня Победы.
Как это исправить? – Никак. Мой собеседник неумолим.
Как вернуть это время? Никак.
Но при этом есть узкий путь, тонкая нить, вдоль которой можно пройти, цепляясь, как за вешки, за память о ярких днях, за отражение своей жизни в других людях, за страницы старых дневников, которых не писал, за фотографии, о которых давно забыл и где проступает лицо, и это – ты. И так, по капле, еле ощутимо, можно найти свою утрату. Вспомнить то, чего не случилось, и сделать это живым.

Происходило всё. Это был один из тех вечеров, когда всё, что случается, случается навсегда и больше не повторяется.
Танец без музыки.
Обещание вальса.
Ночной полет над Балканами.
Всё то, о чем нельзя рассказывать, иначе во сне к тебе придет шайтан и утащит в пропасть. Так говорят сербы.

- Сколько я должна за кофе?
- Этого хватит. Всего этого хватит…
Вот так. Кажется, шайтану опять досталась часть моей жизни, а я и не заметила.
Ну и пусть.
Страничка открыта Sep 19th 2019, 5:20 pm GMT.