?

Log in

Emigre's Trip Journal
КОНЦЕПТ 
15th-Jan-2009 06:08 pm
Duke
<Из одного, наверно, любовного письма, видимо, ветреной, вероятно, возлюбленной

Бросьте, сударыня, в чемодан эту пару кружевного белья — оно вам идет как нельзя лучше (не упоминая уже о том, что его отсутствие идёт Вам много, много больше чем как нельзя). И едем. — Найдем ли мы любовь средь этих хтонических и страшных нам чудовищ? — Это вопрос риторический, как и все прочие, в прочем, вопросы: в этом лучшем из возможных миров всегда есть две породы людей. Одни думают, что здесь их место, и следует только дождаться своего времени: подрасти, или пока власть сменится, рынок подрастёт, пока появятся деньги, пока подрастут дети, пока, until, jusqu'à ce que, während, por ahora… — Другие знают, что на этом месте больше нет — или еще нет — того, что должно было бы быть. Мало того, никогда не будет. Уже не будет — или еще не будет, когда будет уже поздно… И вот, они покидают эту страну, пытаясь найти место, где происходит и совершается время, которое бы приняло их. Но их времена никогда не пересекаются. Одно заканчивается сразу же, как только начинается другое. Даже после смерти. Они говорят на разных языках, даже когда говорят на одном, и видят разное, видя одно и то же. Скажете, это любые двое так? — Верно. Чтобы понять другого, надо бы навсегда уйти от себя. Чтобы вернуться к себе, надо найти другого. Ни то, ни другое до конца невозможно.
Так где же эта родина, если ее нет нигде и никогда? — Вот об этом наша игра.



Комментарий очевидца

        Подобное отношение к действительности, в целом, характерно для того времени.
        Ценны только сиюминутные переживания и субъективные ощущения, тонкость и игра момента, которая не более, чем игра.
        Тем не менее, следует отметить, что это были сиюминутные переживания и ощущения не просто чего-нибудь осязаемого, но самого времени - и игра со временем, игра с возможностями в "успеем-не успеем", как играют дети, которые бегают вокруг стульев и знают, что когда звучащая музыка закончится, кому-то не хватит места и он покинет игру - но никто из них не бросает игру до последнего, ибо ценно само сознание того, что ты имеешь возможнсть что-то выбрать или решить. - Просто сидя на стуле, выбирать не приходится.
        В поисках очевидности и ясности своего единственного места и времени мой век нашел, пожалуй, только одну очевидность, да и то весьма туманную: пока мы что-то меняем, даже у самого окончания пути, даже у самых ворот Рая, мы счастливы, пусть даже меняем к худшему. Для нас ценно не то, кем мы стали в итоге, а то, кем мы были до того, как стали теми, кем неизвестно еще, стали ли. - И даже не то, кем мы были, а вот это вот "неизвестно еще".
        Весь парадокс нашего времени состоит в том, что искали мы эту самую замечательную неизвестность, которую неизвестно еще, имели ли тогда, когда искали. - Желающий понять это и сам вынужден будет сыграть в нашу игру. А не желающий - что ж, он силит на стуле - или остался без него, что абсолютно одно и то же.

key
Ключевые слова:
эмиграция, ХХ век, идея, духовный поиск, исследование, путь, открытие себя, индивидуальность.
***

        «Дневник эмигранта» - ролевая игра, исследующая явление эмиграции в ХХ веке как форму духовного поиска, обусловленную множественностью дискурсов эпохи модерна и пост-модерна. В рамках этого исследования эмигрант, как человек, ищущий свою идею, реализованную в некотором месте-и-времени, противопоставляется местному жителю, для которого самоценным является собственно его место и время.
* * *

"Найдем ли мы любовь средь этих
хтонических и страшных нам чудовищ?"


        "Дневник эмигранта" - это жизнь человека и жизнь эпохи в судьбах людей, портрет эмиграции в ХХ веке и самого века.
        Эмиграция до начала ХХ века - явление сугубо экономическое, но в ХХ веке все изменяется, и основные потоки эмигрантов становятся связаны уже не с экономикой, а напротив, с явлениями общественной и духовной жизни, со специфичными для этого века проблемами, стоящими перед человеком и, в первую очередь, с проблемой подлинного существования.
        Индивидуальность восстает против диктатуры великих мира сего (и неважно, политики это или деятели культуры). Каждый человек желает быть самим собой, а не жить заемной, навязанной жизнью. Каждого ведет желание примерить на себя разные формы, разные идеи — до тех пор, пока не найдется та особенная, его собственная, уникальная, которая подходит именно ему.
        С началом модерна старые, классические ориентиры ветшают, разрушаются, приходят в негодность, сменяются круговертью идей, мнений и дискурсов. Все это, с одной стороны, манит, этим легко увлечься — с другой, все это ведет к распадению сознания, которое требует единственного и яркого ориентира и пытается найти или выбрать его. В каждом времени и месте, в любом «здесь и сейчас» одна из идей неизбежно доминирует над остальными, и человек устремляется к ней, желая достигнуть именно того-и-тогда «здесь-и-сейчас». Зачастую, он ошибается или опаздывает, и тогда его ждет новый поиск, новое движение.
        Но, по большому счету, он ошибается всегда. В этом и заключается разница между эмигрантом и местным жителем: для первого место и время значимо только в качестве места-и-времени достижения и осуществления «той самой» идеи, для другого же само это место и время, его здесь и сейчас, самоценны. И в тот момент, когда местный житель перестает удовлетворяться своим насиженным и обжитым местом (а, значит, и его идеей), он сам становится эмигрантом, даже если будет по-прежнему жить там, где и жил раньше.
        Эмиграция в таком свете предстает как форма духовного поиска, один из его путей. Наш дневник - записки об обстоятельствах и перипетиях этого пути, его успехах и неудачах. Наша игра, по сути, является исследованием этой формы духовного поиска, свойственного человеку ХХ века и доставшегося нам в виде культурного наследия. Можно спросить, зачем нам, живущим в веке ХХI, исследовать это, может быть и вовсе чуждое нам время и чей-то там духовный поиск? Но исследование духовного поиска уже само по себе есть духовное странствие, на которое человек обречен, без которого он даже и не является человеком. Это странствие неизбежно приближает нас к постижению чего-то универсального, необходимого и не-обходимого в любое время и в любом месте. И это «всегда универсальное», как ни парадоксально, и есть этот духовный поиск. Мы всегда ищем свою неизвестную родину, свой Эльдорадо, свою Итаку.
        В конце дневника, чтобы дописать последнюю страницу и поставить точку, мы должны будем ответить на главный вопрос: что же лежит в конце пути? Мы не знаем и никогда не узнаем, что именно нашла та эмиграция, но сейчас мы сами можем додумать и дожить это, поскольку времена имеют свойство возвращаться, и нам точно так же требуется узнать, откуда мы пришли сюда и куда уйдем. Нам надо пройти этот путь до конца — даже если он бесконечен.
Страничка открыта May 22nd 2017, 5:24 pm GMT.